Знакомство с русским зодчеством

Русское деревянное зодчество и архитектура | Я русский

знакомство с русским зодчеством

Во второй половинѣ ХVI вѣка въ русской жизни замѣчается новое Эти связи и это знакомство съ Западомъ усиливаются еще болѣе оттого, что въ. обратившись к истокам русской народной культуры, мудрому и русского народа через знакомство с деревянным зодчеством. Примеры перевода, содержащие „зодчество“ – Англо-русский словарь и система поиска по миллионам английских переводов.

Она должна быть красивой.

знакомство с русским зодчеством

Проводим параллельно краю крыши линию. Проводим вторую линию над крышей. Украшаем лобовые доски и закрашиваем крышу. Рисуем окно в светелке. Чтобы в доме стало три окна, рисуем одно целое окно, и половинку — на сгибе. Декорируем всю светелку и доску…. Вокруг окон рисуем наличники. Сажаем возле дома березку, рисуем заборчик.

Легкими штрихами дорисовываем снег на ветвях березы и на заборчик, сугробы перед избой. Разворачиваем лист и вынимаем копировальную бумагу.

Проект Знакомство детей с Мастерами Сибири (деревянное зодчество и резьба по бересте)

С помощью пробников — кусочков копировальной бумаги растушевываем силуэт избы со светелкой и березок. Можно воспользоваться и другими вспомогательными материалами ватные диски, ватные палочки.

знакомство с русским зодчеством

Можно и просто указательным пальцем. Сворачиваем листы пополам короткими сторонами друг к другу так, чтобы глянцевая поверхность копировальной бумаги касалась внутренней стороны белого листа. Для воспитанников старших а, может быть, и подготовительных групп эту часть работы выполнят взрослый педагог или родитель Внизу листа, отступив немного, проводим горизонтальную линию.

Это будет земля Примерно посередине листа ставим точку. От нее вниз, до самой земли, проводим вертикальную линию.

Из этой же точки проводим горизонтальную линию до самого сгиба листа.

знакомство с русским зодчеством

Из этой же точки проводим прямую наклонную линию до сгиба листа. Чтобы получился ровный треугольник. Дублируем эту линию чуть выше и оформляем доску растительными или геометрическими узорами. Фасад — это лицо дома. Окна — это его. Раньше лицо называлось ЧЕЛО, вот и получатся: Рисуем слуховое оконце в виде квадрата, полукруга или прямоугольника. Можно его заштриховать, а можно не заштриховывать. Проводим сверху вниз вертикальные линии.

Это доски, закрывающие чердак. Вдоль стены рисуем торцы бревен боковой стены и спускающийся вниз узорный орнамент, похожий на полотенце. Рассмотреть наличники можно заранее Если мы рисуем зиму, можно не использовать цвет. Работа получится боле сдержанной, монохромной. В этом случае деревья, забор, снег рисуются немного по -другому. Но мы рассмотрим другое, более красочное время года. Конец лета или начало осени. Сажаем возле дома фруктовый сад, огораживаем его забором.

Знакомство с памятниками деревянного зодчества | quaisticigon.tk Сайт путешественников | Яндекс Дзен

На небе появляется стайка птиц. На крыше — конек. Лист разворачивается, копировальная бумага убирается. Можно оставить рисунок в таком виде, лишь слегка тонировав его той же копировальной бумагой, а можно включить цвет. Лучше использовать сухие материалы восковые или пастельные мелки Мы возьмем пастельные мелки. Сначала — новые, еще свежие бревна дома. Затем — яблоки разных сортов. Листва на деревьях — всех оттенков зеленого. Оно и в окнах отражается.

Зеленая трава, оранжево-красные наличники. Трубу и дым из нее рисуем. Эта форма известна под названием "бочки", так как напоминает обыкновенную бочку, часть которой срезана во всю ее длину. Бочка поставлена своей срезанной стороной на сруб, а вверху ее круглое тело получило заострение. Такое же заострение получилось и на дне ее, являющемся как бы полуарочным фронтончиком и получившим характерное название "кокошника".

Покрывается ею нередко и главный "рундук" крыльца, где обыкновенно находится икона. Насколько эта форма "бочки" или лицевой ее части, "кокошника", присуща ее церковному значению, наглядно показывают верхние окончания деревянных и металлических складней, киотов, сеней.

Как главы и их шеи, так и бочки покрывались особой деревянной чешуей, называвшейся "лемехом". Первоначально в лемехе стремились, по-видимому, воспроизводить черепицу, покрывавшую первые каменные храмы, но позже этот способ покрытия приобрел совершенно самостоятельное значение и стал решительно неотделим от деревянной церкви.

Лемех стругали обыкновенно из осины, тонкими узкими дощечками, наружные концы которых вырубались в виде крестов. Такая кровля не только издали, но даже на близком расстоянии производит впечатление серебряной или посеребренной, и тот, кому случается увидеть из-за седого леса стройные чешуйчатые главки северной церкви, может биться об заклад, что они крыты не деревом. Разрастаясь в ширину через устройство приделов, сеней и крылец, деревянные храмы, как хоромы божьи, естественно, стремились еще больше в высь, далеко оставляя позади хоромы смертных.

Были храмы, достигавшие 35 сажен высоты3, а саженная вышина была уже обыкновенной. Стремление украсить наилучшим образом верхние части храма привело к очень распространенному приему многоглавия, доходящему иногда до 22 глав.

Деревянное зодчество растет и развивается только в лесной стране, а таковой издревле и поныне является весь русский Север. Обитатели этого края с малых лет знакомились с плотничным делом. О блестящем развитии плотничного искусства северной Руси говорят и московские акты XVII века, называющие плотников, живущих по Ваге, лучшими мастерами.

Важские плотники постоянно пополняли кадры царских мастеров. Роль русского Севера в созидании самобытных форм деревянного церковного зодчества становится особенно понятной, если бросить взгляд на церковную архитектуру Украины и Прикарпатских земель. Причудливо своеобразные их формы чужды тех влияний, которыми полны их более культурные соседи на западе и востоке. Самобытность их объясняется той непринужденностью и свободой, с которой чисто бытовые формы жилища призваны служить обширным декоративным замыслам храмоздательства, чуждого далекому от них контролю.

И вдали от шумных городов, в глуши заброшенных деревенских уголков выросли такие поистине народные создания, как церковь в Малнове, в Скольских горах Галиции. Своеобразность и глубоко народный характер церквей Норвегии также объясняются отдаленностью их от культурных центров, всегда сглаживающих и нивелирующих самобытные черты. Несмотря на все сходство этих церквей по общим контурам и силуэту с романскими каменными церквами, они отличаются не меньшей самобытностью, нежели церкви Галиции и Прикарпатской Руси.

Последние кажутся похожими скорее на норвежские, чем северные русские, но сходство это только кажущееся. По самой конструкции они, несомненно, роднее церквам Северной Руси, с которыми имеют общий прием горизонтально положенных бревен, тогда как в Норвегии, Дании, Англии и Германии бревна ставились вертикально, стоймя. Только по грандиозности размаха и величию замысла они напоминают несколько храмы-великаны Северной Двины и Мезени.

Таковы знаменитые церкви в Боргунде и особенно в Гиттердале. Правда, наиболее древние из них не заходят далее начала XVI века, а в безусловно сохранившемся первоначальном виде дошла до нас только одна церковь этого столетия и то самого конца его, но формы древнейших памятников деревянного зодчества отличаются таким поразительным совершенством, такой ясностью, простотой и логичностью конструкций, что нужны были века для того, чтобы народное творчество их выработало.

С этого времени зодчий-плотник уступает свое место городскому архитектору, и народ уже не сам и не по своему вкусу создает себе храмы, а получает их из города. Подразделяясь на разнообразные, ярко выраженные типы, храмы того трехвекового периода, который более или менее доступен нашему обследованию, в общих чертах совершенно одинаковы по своей конструкции.

Сравнивая храмы и избы, возникшие одновременно, нельзя не видеть общности их приемов, доходящей в деталях, особенно в украшениях, до полной тождественности. Одной из главных особенностей народного творчества является его несокрушимая верность преданиям, тяготение к своим формам выражения, созидавшимся веками. Всякие новшества, вливающиеся в сферу народного творчества, тотчас же претворяются, подчиняясь этим вековечным, основанным на устойчивости народного быта, формам.

Оттенки народного стиля суть претворенные новшества. Значение их главным образом чисто декоративное. Принимая во внимание чрезвычайную медленность движения вперед, обычную для народного искусства, а также вековые традиции деревянного строительства, едва ли ошибочным будет предположение, что еще задолго до XVI века существовали близкие по конструктивным и художественным формам предшественники уцелевших до нас храмов.

Эти предшественники, несомненно, сыграли значительную роль в сформировании каменной архитектуры XVI века, яркими представителями которой являются храмы Вознесения в селе Коломенском под Москвой и московский Василий Блаженный. Нельзя допустить и мысли об обратном влиянии этих храмов на деревянное церковное зодчество, ибо мы имеем данные, говорящие совершенно определенно о существовании шатровых церквей задолго до Василия Блаженного и до Коломенской.

При изучении конструктивных особенностей деревянного зодчества не перестаешь изумляться их необычайной простоте и рациональности.

Все жилые и нежилые деревянные сооружения русского Севера возводились из плохо просушенного леса, преимущественно хвойного. Опыт научил, что из такого леса можно возводить строения рядами или "венцами" из бревен, положенных горизонтально.

При ссыхании они не дают щелей, надавливая друг на друга, чего не бывает при вертикально поставленных бревнах. Соединение венцов производилось при помощи вырубки в концах их соответствующих бревну полукруглых углублений, причем неизбежно приходилось оставлять выпущенные "концы". Такое соединение называлось "в обло", то есть по округлому. Это соединение — самое примитивное, допускающее работу наиболее простым инструментом, топором. Такой способ соединения экономнее, но вместе с тем и несколько сложнее, так как требует аккуратности в сцеплении зубьев.

Употребление этого способа вызывалось или неизбежной необходимостью, или роскошью. Наружные бревна оставались круглыми, необтесанными, тогда как внутренние стены обтесывались и "выскабливались в лас", причем в углах часто закруглялись.

Ряды так или иначе соединенных венцов назывались "стопами" или "срубами". Вполне оборудованные помещения с косяками для дверей и окон, с полом и потолком — назывались "клетями".

Суровость климата при обилии атмосферных осадков вызывала необходимость устраивать жилье на втором этаже, верхнем или "горнем", откуда и название "горницы".

Рисование с помощью копировальной бумаги. Мастер-класс по рисованию для дошкольников 5-7 лет

Нижний этаж получал название "подклета". К первым относится обыкновенное покрытие северной избы на два ската, а к последним покрытие шатровое.

знакомство с русским зодчеством

Все покрытие производилось деревом, причем двускатные постройки крылись тесом, а шатры и дуговые формы "кожушились", то есть покрывались в чешую, "лемехом". Конструкция и нынешней северной кровли избы отличается необыкновенной прочностью. На сруб ставятся, прежде всего, стропильные ноги, или "быки", крепко связанные горизонтальными обрешетинами, или "лотоками", и соединенные вверху подконьковой жердью, так называемой "князевой слегой".

Внизу быки врубаются в бревна верхнего венца сруба, зовущиеся "подкуретниками". Кровельный тес зажат в нижних концах желобом — "застрехой", или "водотечником", держащимся на загнутых концах быков, на их "курицах", а в верхнем конце, на князьке, он зажат тяжелым бревном, "охлупнем".

Calaméo - Проект Знакомство детей с Мастерами Сибири (деревянное зодчество и резьба по бересте)

Лотоки покоятся на сучках, оставленных на быках. Такая кровля легко выдерживает натиски жестоких северных ветров.

знакомство с русским зодчеством

Надо заметить, что все ее части соединяются между собой "вырубкой", и только в самых необходимых случаях пускаются в ход деревянные костыли, о железных же гвоздях до недавнего времени не было и помина. На Севере есть старожилы, которые помнят, как лет 50 — 60 тому назад у них впервые только появился этот инструмент.

Отсутствие пилы в древнем строительном искусстве можно проследить повсюду. Выходящие концы венцов не отпилены, а обрублены, но обрублены так мастерски, что, на первый взгляд, они кажутся опиленными.

Все косяки окон и дверей, все доски потолка, пола и крыш обтесаны также одним топором. Диву даешься, глядя на эту огромную и упорную работу. Сколько нужно было уменья и навыка, чтобы "справлять" все дело одним топором. Рубили лес и дрова, рубили храмы и избы, рубили в прямом смысле слова. Приготовить из срубленного дерева доску составляло уже немалый труд, ибо, не имея пилы, нужно было посредством клиньев расщепить бревно на слои и затем обтесывать каждый слой со всех сторон. Слово "тес" нужно понимать в буквальном смысле, да и слово "доска" происходит от одного корня: Последнее слово можно слышать местами и до сих пор.

Империя ацтеков (рус.) История средних веков.

Трудность приготовления досок заставляла древнего строителя очень бережно относиться к декоративным украшениям, состоявшим из пришивных висячих досок, прорезанных узором, или так называемых "причелин".

В большинстве случаев обходились без них, вырубая декоративные украшения прямо на конструктивных частях, например, на косяках дверей и окон, на столбах крылец. Если же где-либо необходимость заставляла вводить причелину, например, на свесах кровель — прямых, шатровых, бочечных, где надо было прикрыть концы "лотков" или же венцов, - то причелинам не давали игривого рисунка, полагая, вероятно, в простоте души, что чисто выструганная доска причелины уже сама по себе, по труду, на вытеску ее положенному, представляет достаточное украшение.

Отсюда такая простота и рациональность украшений.